— Знаешь, папа, я очень рада, что все-таки пошла на культурологический факультет! – решительно заявила Ника, глазастая брюнетка с большой грудью. – Ты говорил, что я разочаруюсь идти по твоим стопам уже в первом семестре. А вот и нет! Я первый курс закончила на отлично, а на археологической практике откопала единственную на всем крымском раскопе целую тарелку! Как думаешь, разве это не знак, что я стану великим ученым! Буду круче Генри Шлимана с его знаменитой Троей!

— Ах, ты, маленькая задавака! – добродушно улыбнулся отец. Импозантный мужчина под пятьдесят обладал не только классическим греческим профилем, но и телосложением древнего воина. Он был тем редким ученым, кому удалось не зачахнуть в архивах или перед экраном компьютера, а суметь развить разум и тело в полной гармонии.

— Между прочим, моя будущая профессия нравится мне все больше и больше! Я пару недель назад получила тему курсовой работы, начала вчитываться и поняла, что готова заниматься этими исследованиями всю свою жизнь! – Ника игриво поиграла с прядью волос и стрельнула глазками в отца.

— Ого! И от чего же юная дева-археолог пришла в такой неописуемый восторг? Не терпится узнать! – профессор отложил в сторону книгу, понимая, что спокойно поработать не удастся, раз уж на Нику напала разговорчивость.

— Моя тема «Сексуальная культура древних народов мира»! – выпалила девушка, довольная тем, что ей удалось привлечь внимание красавца-отца.

— Вот как! Сексуальная культура, говоришь? – отец поднял брови в удивлении. – Смелая тема для студентов второго курса, не находишь? Почему ты не додумалась выбрать что-то нейтральное? Материальную культуру или анализ первых письменных памятников?

— Па! Ну, какой ты скучный! Зачем сразу письменные памятники? – Ника подошла к отцу вплотную, нависла над ним и, упершись грудью в плечо, поцеловала в висок. – Секс куда интереснее!

— Дай угадаю! Твой научный руководитель – мальчик Богданчик, мой бывший аспирант! – отец отстранился от повисшией на нем дочки.

— Ну, если ты говоришь о Богдане Евгеньевиче, то да! – заявила Ника, снова притиснувшись к отцу.

— Маньяк твой Богдан Евгеньевич! – нахмурился отец. – То искал элементы сексуального насилия в средневековой культуре, то хотел отправиться на Суматру в поисках древних сексуальных обрядов! Бабу ему надо! Бабу! – решительно подвел итог отец. – Да такую, чтобы взяла его в кулак и шагу лишнего не давала ступить!

— Папочка, ну, не суди так строго! Сексуальная культура это реально интересно! – надула губки Ника. – Это сейчас мы все такие цивилизованные, занимается сексом тайком от других людей, порнуху смотрим втихаря, делаем вид, что никогда не мастурбируем!

— Ника, ты чего завелась? – отец был явно смущен тем, что его старшая дочь без тени стыдливости говорит ему о подобных вещах. Нет сомнений, на той летней археологической практике сочная пышногрудая студентка откопала не только пару плошек и кучу черепов для музеев, но и хрен-другой для себя!

— А мы всего лишь животные, папа! И разум свой используем только для того, чтобы скрыть, что это так! – Ника разошлась не на шутку и продолжала наступать на отца. – Вот скажи, ты знал, что оригинальные тексты арабских сказок Шахерезады «Тысяча и одна ночь» это чтиво круче «Кама сутры»? Слыхал, что сказочница родила султану трех детей, пока их рассказывала? Более того, она их не просто рассказывала – она их показывала своему господину, так сказать, на практике!

— Надо же! Это занимательно! – профессор уже с истинным интересом слушал дочь. На щеках Ники пылал румянец, глаза ее лихорадочно блестели, и аппетитная грудь часто вздымалась.

— А ты знал, что у горских племен Кавказа считалось странным отдать дочь замуж до того, как с ней переспит собственный отец? – Ника придвинулась совсем близко.

— Ну, только инцеста нам не хватало! – попытался возразить отец. Но Нику было уже не остановить. Она взгромоздилась отцу на колени, положила ему руки на плечи и продолжила.

— А чем так ужасен инцест, если подумать? Во всех азиатских культурах есть его отголоски. По сей день видна тенденция женить молодых неопытных мальчиков на женщинах, годящихся им в матери, чтобы опытная жена всему научила парня. А уже потом он берет себе вторую молодую жену! А всего век назад этой женщиной была его собственная мать! – Ника стала расстегивать рубашку отца, пуговицу за пуговицей. Мужчина был настолько шокирован, что сразу не нашелся, что делать. А тем временем, дочь весьма искусно прошлась пальчиками по его рельефной груди, перекинула одну ножку на другую сторону и оказалась с ним лицом к лицу с широко раздвинутыми ногами.

— Ника! Что ты делаешь! – прошептал профессор, понимая, что член в его штанах начинает требовать решительных действий. Девушка пропустила вопрос отца мимо ушей и запустила руки за пояс его брюк.

— В Африканских племенах по сей день девушка не может выйти замуж, пока не переспит с дюжиной опытных мужчин племени. А если вспомнить, что племя состоит из полсотни человек, включая стариков и детей, то среди ее добрачных любовников точно можно найти пару братьев! – Ника умело расстегнула ширинку брюк и приблизила свое лицо к лицу профессора.

— Но знаешь, папочка, мало кто сможет сравниться по изобретательности с коренными жителями Мальдив! – дрянная девчонка овладела пульсирующей плотью отца, полностью открыла головку и стала нещадно стимулировать отцовский член. Юная совратительница была в восторге – такого идеального орудия любви она еще никогда не видела! – Там родители не просто растят, кормят и воспитывают своих детей. С началом пубертатного возраста мальчики получают оральную стимуляцию от мам, а девочки от пап. Считается, что так у детей развиваются не только здоровые, но и необычайно красивые половые органы! – Ника плотно сжала родительский член в руке. Отец понимал, что отнекиваться уже бесполезно – у него был железный стояк на собственную дочь!

— Ника! Прекрати! – еле выговорил он, схватив дочку за бедра в надежде оттолкнуть ее и заставить убраться с его колен. Но руки беспрепятственно скользнули по коже, окончательно задрав юбку, и открыв профессору тот факт, что трусиков на бесстыднице нет!

— Папочка! Ну, как же я смогу написать практическую часть курсовой и сделать верные выводы без эксперимента? – выдохнула возбужденная студентка и сунула юркий язычок в рот отцу. Животный инстинкт накрыл опытного ловеласа и любовника. Немного приподняв девушку, он высвободил свой член из брюк и с размаху засадил его в горячую влажную плоть Ники. «Вот сучка! » — пронеслось в его мозгу! – «Судя по всему, тут перебывала добрая половина археологического лагеря». Но бешеные толчки очень быстро вышибли из него последнюю способность думать связно.

Отец выложился на все сто, чтобы доставить Нике наслаждение. Он сводил ее с ума, лаская язычком ее грудь и все нежные складочки ее киски, и тут же обрушивал в нее всю мощь своего члена, растягивая розовую нежную плоть до болезненного предела. Дочурка кончила, когда он сложил ее почти вдвое и навалился на девушку всем весом, загоняя в нее член, как отбойный молоток! Сладкие спазмы Ники оглушили профессора. Он едва успел вынуть своего бойца из горячих недр, и мощная струя забрызгала грудь и живот девушки.

— Ну что, Ника! – хрипло проговорил отец, приподымаясь и позволяя ошеломленной дочери выбраться из-под него. – Сегодня все было на хлипкую четверочку. Поверь, теперь я лично прослежу, чтобы ты получила по курсовой твердую пятерку!

embed code
X
Если возникли проблемы с видео Жми. Чтобы добавить сайт в закладки нажмите CTRL + D